Отзыв о маршруте Алтайский Северный горно-таёжный 77. Фото и отчёт о походе.

Наталья (Тэшка), журналистка из Киева, автор отзыва - участник похода по маршруту Алтайский Северный горно-таёжный 77-й в асгусте 2009.


Первый день 
Подьем от 815 км над уровнем моря до 1725

Собирались долго, знакомились, разбирали продукты по рюкзакам, переписывали, что у кого лежит. Иван рассказывал о маршруте, о том, что нас ждет, как будем ходить. Наконец-то выступили. Сначала идется легко – подъем пологий, вокруг много ягод (преимущественно смородина), пейзаж похож на карпатский. Через пару часов становиться сложнее. У меня вообще начинают болеть колени с непривычки и я начинаю катастрофически отставать. Причем отстаю постоянно – минут на 10 ходу. Болят колени, саднит горло – останавливаюсь гораздо чаще, чем хотелось бы. Народ относиться понимающе, Пашка забирает часть продуктов – после такой разгрузки идти становиться легче. Пейзаж постепенно перестает быть карпатским. Поднимаемся вверх и все выше становятся елки, все четче холмы и все гуще и темней трава. Здесь Алтай – настоящий заколдованный лес. Под кряжистыми старыми кедрами растут фиолетовые свечи аконита, корень которого отрава, а цветок – приворотное зелье, а с ветвей свисают космы серого мха. И тихо-тихо – птиц почти нет и только ветер шумит в траве.

 

Останавливаемся на обед. Иван рассказывает историю о том, что на Алтае есть живая вода – радиола розовая, отвар из корней которой укрепляет силы и улучшает здоровье, и мумие, которое производит мышь-синеставка, стаскивающая к себе в норку целебные травы. Через 50 лет эти травки, пропитанные ферментом желез внутренней секреции мыши, становиться средством, заживляющим любую рану. А всех мышей и прочую мелкую живность на Алтае зовут емуранками – милое словечко.
Приходим на место ночевки и начинается дождь. Ужинаем и начинаем играть в Контакт. Позже сидели с Леной под кедром и общались с литовцами и студентом. Роландас до этого рассказывал студенту, что не стоит верить всему, что говорит российское телевидение о Прибалтике. Мы позже говорили тоже самое, только об Украине.

Второй день
от 1725 до 2100 (перевал Таманел), спуск до 1750 в долину 9 озер (Тогускол)

Всю ночь и все утро шел дождь. Латыши, дежурившие в этот день, долго и печально разжигают костер. Пока лежала в палатке и не смотрела на часы, казалось, что было уже 12 дня. Собирались долго, сушили вещи в дыму, пили попеременно чай и кофе, говорили о чем-то. Ходила с Иваном смотреть на баню. Выяснилась тайна прошлой группы: они шли медленно и печально не потому, что были слабые или обманывали нас – просто один из участников похода решил заработать на походе и привез в поход двух своих работодателей из Германии. Сказал, что поход дороже, чем был в реальности, и что комфорт будет совсем не походный. Немцы были вегетарианцами и поэтому тащили с собой рюкзак, набитые доверху свеклой, картошкой, капустой и другими овощами. Кроме этого, у людей была барбекюшница, сковородка и прочие ненужности. Товарищ снимал лошадей, отставал с немцами от группы, которая их часами ждала. Ну и все такое.

Поднимаемся на первый перевал с первым туром – кучей камней, обозначающих перевальную точку. Иван говорит, что силы природы не имеют разума и будет такая погода, которую ты себе назначишь. Главное, поверить, что будет так, как ты решил. Заклинаю все подряд:) Висит туман, практически ничего не видно. Переходим вброд истоки реки Чемал. Это первая река, которую переходим вброд. 



В дальнейшем их будет по 5-6 в день. Идем долго в тумане, по грязи и ручейкам. У меня расклеиваются ботинки, но до поры до времени ноги от воды и грязи защищают бахилы. Правда когда доходим до реки, уровень воды в которой был выше колен, всякая защита оказывается бесполезной – и ноги, и одежда безнадежно намокают.



Пришли на ночевку. Иван сказал, что можно сходить в баню. Конечно, все загорелись, потому что баня в горах – душевное и редкое явление. Собрались и пошли с девчонками ее искать. Когда переходили вброд речку, разулись и шли к бане босиком по выгону. Естественно, когда дошли, ноги были уже в дикой смеси грязи и лошадиного навоза. По этому же пути, да еще и в кромешной темноте, надо было идти назад. Сама баня оказалась маленькой и странной – в парилке было еле-еле тепло, а помещение, где надо мыться, было практически на улице. Учитывая, что было холодно и ветрено, удовольствие от мытья было минимальным. Как-то натопили и мне, до этого никогда не бывавшей в русской бане, париться понравилось. Эгле показала как орудовать веником – все попарились, согрелись.

Третий день
от 1750 до 2200 (пер. Сайганош), спуск до 1500 (урочище Самулета)



Рассеялся туман, и наконец-то мы видим панораму гор. Идти уже легче, от группы почти не отстаю. Прошли перевал Сайганош (Коровье седло) и увидели настоящий Горный Алтай со скалами и обрывами. Обедали возле потрясающего водопада.



День легкий, только в конце изматывающе долго идем по ровной тропе. Вечером опять идет дождь. Я стала завхавом и забрала бразды правления едой в свои руки:) До этого завхавом была блондинка, но она сказала, что не может посчитать продукты и расписать меню, потому «что умею считать только деньги».

Четвертый день
от 1500 до 2600 (вершина Маяк), спуск до 1800 (урочище Чевош)

Один из самых тяжелых подъемов. Сначала долго карабкаемся вверх по склону, густо поросшему карликовой березой, потом идем по куруму. Обманчивость алтайских гор – ты идешь на перевал и видишь гряду, на которую нужно подняться. Кажется, что вот она – вершина. Оказывается, что за грядой будет еще одна и еще одна. Поднимаемся на вершину Маяк. Пытаемся позвонить, но где
 там – телефоны вне сети.



Спускаемся вниз по бездорожной сыпучке. Спорим, чья тень над оером - льва или обезьяны. 



Стали на дневку. Вечером достали в честь дневки заныканную бутылку водки и палку Луганской колбасы. Иван принес шоколад и японские сигареты. Досталось всем понемножку, но приятно. Вечером началась медвежья тема. Иван рассказал, что на этой самой поляне к ним в лагерь приходил медведь. И что вообще медведей здесь хватает. Все дружно начинают вспоминать байки о медведях. В городе это могло бы быть смешным, но так, когда тебя окружают темные горы, немного жутковато. Я боялась, пока не уснула.

Пятый день. Дневка.

Дрыхнем до 10 утра. Медленно завтракаем и занимаемся какими-то делами в лагере. Пошли с Ленкой плавать в горное озеро. Мать моя – вода настолько холодная, что выдержки хватает ровно на пять минут пребывания в ней.



Идем в радиалку. Ноги болят уже даже без рюкзака. Прошлись по хребту и пришли на снежник. Удивительное дело играть в снежки и одновременно рисковать обгореть. Кстати, средство от загара мы забыли и это была наша ошибка. Сгорели все. Гуляем по окрестностям озера Чевош. Узнала от Ивана, что такое горечавка и какого она цвета. До этого меня сбивало с толку упоминание о ней у Мельницы. Почему-то думала, что горечавка – коричневая, оказалось синяя или белая.

 



В поисках теплого озера пошли на мелкое соседнее. Оказалось, что оно заилено метров на 5. Тарасик зашел, а потом с криками вылезал из трясины. В горные озера вообще лучше не ходить без обуви – дно покрыто мелкими острыми камнями, и можно посечь ступни. Вечером студент дает аттракцион невиданной прожорливости и показывает фокус со шпротами. Повеселил, нечего сказать.

Шестой день 
от 1800 до 2700 (г. Уймень), спуск до 1600 (оз. Уймень)

«Четыре волка пьют из озера» - о фирме с таким название рассказала Инесе. Оригинально, нечего сказать.
Этот день самый тяжелый из всех. Целый день поднимаемся. Идем до обеда через елбан – горку, но не перевал. 



После обеда начинаем подниматься на Уймень (2700 м) – самую высокую точку нашего маршрута. Сначала идем по крутому холму, поросшему травой и карликовой березой – чтобы не упасть, держимся за ветки. 



Потом по куруму и наконец оказываемся в каменном мешке – чтобы выйти, нужно по камням подняться на почти вертикальную стенку. Особенно приятно это делать, когда камни сыплются из под ног. По словам Ивана, это самый опасный участок пути.



Доходим до вершины, гордо обозреваем окрестности и начинаем быстро спускаться. До озера Уймень еще далеко, а надо успеть спуститься. Не успели – стали ночевать на полянке, где не было не воды, не дров. Камикадзе в лице Пашки, Богги и Каспарса идут за водой к водопаду, глухо грохочущему где-то в темноте. Поужинали шпротами с овсяным печеньем и легли спать. Ночь была волшебной – по-зимнему холодной с огромными звездами. Если нет дождя, спим как под картой звездного неба.

Седьмой день Дневка.

Спускаемся наконец к озеру. Спуск недолгий, но неприятный. Мокрая тропинка с кучами камней и выступающими корнями. Быстро надоедает и не чаешь уже как дойдешь до лагеря. Целый день сидим и бездельничаем – пьем чай, спим, разговариваем. От скуки завели разговор об авторском кино. Каспарс и Иван ловят хариуса – вечером едим его с пшенкой.



Озеро безумно холодное – выдержки хватает только на то, чтобы окунуться. Зато очень красивое и заросшее смородиной и жимолостью. Вкусная ягода – похожа на терновник, но слаще. Нашли золотой корень. Вечером треп возле костра о том, какая из стран какая. Все рассказывают что-то о национальных приколах, Инесе рассказывает о США, где она работала. В общем, хоть все и разные, но много общего – по крайней мере, проблемы Украины и Прибалтики точно похожи. Гибель собственного производства, недостаток рабочей силы и т.д.

Восьмой день

Встали рано, но почему-то вышли только в 12 дня. До этого валялись, загорали, играли в карты. Иван говорит, что мы слишком быстро ходим. Хотелось бы верить. День был одним из самых легких – петляли вверх-вниз по лесу, прошли пару холмов, но высоту не сбавляли.
Когда ходили купаться, речку возле нас перебежал бурундучок. Сел на камень и давай нас с Ленкой рассматривать. Милейшие животные:)

Девятый день
от 1800 до 1950 (пер. Карасазкан), до 2500 (пер. Штатив), спуск до 1800 (Форелевые озера)

Оказалось, что ночевали на медвежьей поляне – вокруг было много ям и следов, и ночью многие боялись медведей. Мы вообще постоянно натыкаемся на следы их присутствия. Но самих медведей не видим. Только однажды Иван, который всегда шел первым, сказал, что видел на подъеме маленького медведика, который убежал в лес, увидев группу.
Вообще, леса здесь тихие. Птиц почти нет. Только иногда прокричит сова или какая-то птичья мелочь прошумит. Из животных видим только бурундуков – зато многих. Зато насекомых хватает – мошки, комаров, слепней. Иван говорит, что раньше их в Алтае не было, но конные группы занесли. А сейчас плюньте в глаза каждому, кто скажет, что комаров здесь нет – есть и много. Прошли один перевал. Блондинка учит нас, что нужно иметь гармоничное тело. Иван говорит, что все хотят иметь гармоничное тело, но отжиматься на привалах никто не хочет.



Пока шли на второй перевал, разбила колено. Потом поднималась с ногой, которая не разгибается, и проклинала себя на чем свет стоит. Не с моим здоровьем и моими ногами ходить в походы – только Крым и вышивка крестиком. Но самоуверенность паче возможности. Нашли отличное место для ночевки – буду ночевать впервые на идеально ровной поверхности. Первый раз приходит понимание, что скоро конец. Становиться грустно.

Десятый день.Затмение. Дневка.

С утра начали ругаться за сахар – его становиться мало и некоторые штатские проявляют свое недовольство этим фактом. Маемся дурью – выясняем с Ленкой должны ли слоги совпадать с частями слова. Купаемся на Форелевых озерах. Вода гораздо теплее, чем в предыдущих. Наконец-то можно спокойно поплавать.



В шесть вечера идем смотреть на полное солнечное затмение. Угнездились на камне и стали ждать. Сначала поднялся ветер, на солнце появилась тень. У нас не было практически ничего, чтобы смотреть затмение – выручили облака, создавшие естественный фильтр. Ждали затмения достаточно долго. И вот наконец-то оно случилось. Вся природа замерла, птицы затаились, ветер стих, солнце зашло за луну, на небе появилась солнечная корона и со всех сторон раздался восторженный вопль «Бля!». Действительно было очень красиво.

Одиннадцатый день
от 1800 до 2130 (пер. Учал), спуск до 1800 (уроч. Пыжа)

Последний перевал – и вот мы в Шотландии. Затянутое тучами небо скрывает верхушки гор, за каждым пригорком свинцово-серые озера, под ногами ковер из разноцветных трав.



Плохая погода и тучи только добавляют праздничной торжественности пейзажу. Даже на горах скальные образования, похожие на руины замков. 



В довершение всему из тумана выплыла белая тень лошади. Но это было не приведение – бедная коняка подвернула ногу и ее бросили возле озера. Алтайская, блин, хозяйственность! А человек, который должен был ее забрать, забил на нее. Наши ребята сделали ей водопой, потому что спуститься к воде сама она не могла. Рядом был только каскад водопадов, к которым надо было спускаться по крутой и узкой тропинке. Красиво, но чуть ноги не переломали. Вечером идет град, а мы сидим под кедрами, пьем чай и рассказываем страшные истории.

Двенадцатый день
спуск до 1500 (долина реки  Эвий)



Полдня шли по елбанам, а потом спустились в ущелье – Алтайские джунгли. Тут стало весело – перелезали через стволы поваленных деревьев, корни, переходили каждые десять минут речку вброд. Причем это была одна и та же речка Эви, которая петляла по ущелью. По ходу паслись как альпийские овцы – на ходу рвали чернику и бруснику. Долго не могли найти место под стоянку и в итоге стали на жутком косогоре и проламывались к костру и друг другу через кусты и заросли травы.

Тринадцатый день

Оказалось не дошли до нормальной полянки метров 200. Там было красиво – охотничий домик и просторный луг. Иван нашел и подарил мне марьин корень. Во время обеда потерялся Вадим – пошел собирать чернику и пропал. Не было часа полтора. Сказал, что ходил на какую-то горку.
Прыгаем по корням и выбредаем на грунтовую дорожку. В общем, это уже почти конец нашего путешествия. Через какое-то время находим очень российскую примету цивилизации – пустую бутылку из-под водки. Стали на ночевку возле лесорубов. Этим вечером было самое экстремальное купание в жизни – пошли со Струк на реку, по которой сплавляют бревна (р. Бия). Залазили в воду со сцепившихся возле берега бревен. Течение сильное, бревна скользкие – почувствуй себя бобром. Всю ночь шел дождь.

Четырнадцатый день

Утром опять шел дождь. Договорились с лесорубами, что они нас подбросят на газике до заимки Обого, которая была конечным пунктом нашего маршрута. Ехали как на американских горках – грунтовая размытая дорога и газик без рессор. В 11 утра поставили опять палатки и начали матрасить – читать, доедать остатки еды, приводить себя в порядок. Вечером сидели возле костра, говорили о чем-то, шутили над студентом, который умудрился доесть заветрившийся паштет. Разбрелись спать, чтобы утром возвратиться в Барнаул.

Телецкое озеро



Поднялись в половине шестого, погрузились в автобус и поехали на Телецкое озеро. Там на еще один день должны были остаться мы, Леша и Блондинка. Изначально планировалось, что мы вернемся 7 вечером, но поскольку у Роландаса с Эгле самолет был 7 утром, надо было быстрей. Добрались до Телецкого и накинулись на еду. Еды в походе в общем-то хватало, но она была очень однообразной – супы с сайрой или колбасой и молочные каши, и поднадоела. Поэтому кафе «Евсеич» был для нас землей обетованной. Проводили ребят, вписались в гостиницу и поехали кататься на катере по Телецкому озеру. Длина – 77 км, ширина в некоторых местах достигает 50 км. Покатались до водопада, похожего на крымский Джур-Джур и поехали назад. Вечером попарились в хорошей русской бане, посидели со Струк на веранде с видом на озеро с чаем и медом, а потом пили со всеми водку с арбузом. Приятный послепоходный отдых!



Жаль, что Вас не было с нами!


1980 © Лучшими тропами Гоного Алтая!

Яндекс.Метрика


 

 

 

Сибирский Махаон